Информация

Решение Верховного суда: Определение N 70-КГ16-17 от 02.08.2016 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№70-КГ16-17

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. Москва 2 августа 2016 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда

Российской Федерации в составе

председательствующего Асташова СВ.,

судей Гетман Е.С., Романовского С В .

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по заявлению открытого акционерного общества «Сбербанк России» о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда по кассационной жалобе публичного акционерного общества «Сбербанк России» на определение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Суда Ямало Ненецкого автономного округа от 17 сентября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Асташова СВ., выслушав представителя ПАО «Сбербанк России Торбееву Е.В., выступающую по доверенности и поддержавшую доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

решением постоянного действующего Третейского суда при Автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата» от 18 июня 2015 г. в пользу ОАО «Сбербанк России» с заемщика ИП Чеботарь С.А. и поручителя Грековой О.А. солидарно взыскана задолженность по кредитному договору от 8 августа 2013 г. № в размере 1 993 755 руб. 49 коп., а также расходы на уплату третейского сбора в размере 32 937 руб. 55 коп. (л.д. 43^49).

8 июля 2015 г. ОАО «Сбербанк России» обратилось в Новоуренгойский городской суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение указанного выше решения постоянно действующего третейского суда, сославшись на то, что сторонами названного кредитного договора предусмотрена третейская оговорка, в соответствии с которой споры, разногласия и требования, возникшие из кредитного договора, могут быть рассмотрены в Третейском суде при Автономной некоммерческой организации «Независимая арбитражная палата», решения которого являются окончательными и оспариванию не подлежат. Аналогичная оговорка включена и в договор поручительства заключенный с Грековой О.А. в обеспечение исполнения ИП Чеботарь СА обязательств по указанному кредитному договору. Решение третейского суда вступило в законную силу, сторонами не оспорено, однако в добровольном порядке ИП Чеботарь СА. и Грековой О.А. не исполнено.

Чеботарь С.А. и Грекова О.А. в судебное заседание не являлись возражений против заявления ОАО «Сбербанк России» о выдаче исполнительного листа от них не поступало.

Определением Новоуренгойского городского Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 августа 2015 г., оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам

Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 сентября 2015 г., в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе ПАО «Сбербанк России» просит отменить

определение Новоуренгойского городского Суда Ямало-Ненецкого

автономного округа от 4 августа 2015 г. и апелляционное определение

судебной коллегии по гражданским делам Суда Ямало-Ненецкого

автономного округа от 17 сентября 2015 г.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от

26 февраля 2016 г. отказано в передаче кассационной жалобы

ПАО «Сбербанк России» для рассмотрения в судебном заседании Судебной

коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Определением заместителя Председателя Верховного Суда Российской

Федерации Петровой Т.А. от 7 июля 2016 г. определение судьи Верховного

Суда Российской Федерации от 26 февраля 2016 г. отменено и кассационная

жалоба ПАО «Сбербанк России» с делом передана для рассмотрения в

судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного

Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы,

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской

Федерации находит, что имеются предусмотренные законом основания для

удовлетворения кассационной жалобы и отмены состоявшегося по делу апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 сентября 2015 г.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении данного дела такие нарушения норм материального и процессуального права допущены судом апелляционной инстанции.

Судом установлено, что третейские оговорки содержатся в пункте 11 заключенного между ОАО «Сбербанк России» и ИП Чеботарь СА кредитного договора от 8 августа 2013 г. № и в пункте 8 договора поручительства от 8 августа 2013 г заключенного в обеспечение исполнения обязательств ИП Чеботарь СА. по указанному кредитному договору между ОАО «Сбербанк России» и Грековой О.А. (л.д. 15-17, 28-31).

Отказывая в удовлетворении заявления, суд первой инстанции сослался на то, что названные выше кредитный договор и договор поручительства являются договорами присоединения, вследствие чего включение в содержание такого договора третейской оговорки на стадии его заключения противоречит статье 5 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Судом также указано, что заемщик и поручитель были лишены возможности влиять на условия договора, в том числе в части третейской оговорки.

Согласившись с решением суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции дополнительно указал, что ОАО «Сбербанк России» не представило доказательств, свидетельствующих о доведении до сведения ИП Чеботарь С.А. и Грековой О.А. информации о возможности повлиять на условия заключаемых с ними договоров.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что с указанными выводами судов согласиться нельзя, поскольку они основаны на неправильном применении норм материального и процессуального права без учета обстоятельств имеющих значение для правильного разрешения спора.

В силу части 1 статьи 426 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд отказывает в выдаче исполнительного листа на

принудительное исполнение решения третейского суда в случае, если

сторона третейского разбирательства, против которой принято решение

третейского суда, представит доказательство того, что третейское

соглашение недействительно по основаниям, предусмотренным

федеральным законом.

Пунктом 3 статьи 5 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» установлено, что третейское соглашение о разрешении спора по договору, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (договор присоединения), действительно если такое соглашение заключено после возникновения оснований для предъявления иска и если иное не предусмотрено федеральным законом.

В соответствии со статьей 428 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент заключения договора договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом (пункт 1).

Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (пункт 2).

Вместе с тем статьей 1 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты (пункт 1).

Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и

осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они

свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в

определении любых не противоречащих законодательству условий договора

(пункт 2).

При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при

исполнении гражданских обязанностей участники гражданских

правоотношений должны действовать добросовестно (пункт 3).

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или

недобросовестного поведения (пункт 4).

В соответствии со статьей 421 Гражданского кодекса Российской

Федерации граждане и юридические лица свободны в заключении договора

(пункт 1).

Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами (пункт 2).

Из приведенных норм материального права следует, что существенное значение при квалификации договора поручительства применительно к статье 428 Гражданского кодекса Российской Федерации имеет разрешение вопросов о том, были ли определены условия договоров в стандартных формах либо договоры заключены на индивидуальных условиях, имелась ли у другой стороны возможность повлиять на условия договора при его заключении, имели ли место обращения данных лиц к банку с требованием об исключении из договора третейской оговорки, возражения против нее, а также отказ банка исключить третейскую оговорку из содержания договора.

Согласно части 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

В соответствии с частью 2 статьи 195 этого же кодекса суд основывает решение только на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании.

Как предусмотрено частью 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Согласно разъяснениям, содержащимся в постановлении Пленума

Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. № 23 «О

судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно

принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном

соответствии с нормами материального права, которые подлежат

применению к данному правоотношению, или основано на применении в

необходимых случаях аналогии закона или аналогии права.

Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для

дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами,

удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости,

или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61,

67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также

тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из

установленных фактов.

Между тем суд, в нарушение приведенных выше норм

процессуального закона, не привел доказательств того, что договор был

заключен с использованием стандартных форм и не дал оценки доказательствам, представленным ПАО «Сбербанк России» в подтверждение того, что аналогичные договоры с другими лицами заключались банком без третейской оговорки и что условия договоров изменялись банком по желанию заемщиков и поручителей.

Из установленных судом обстоятельств и материалов дела следует, что от заемщика и поручителя возражения против третейского порядка рассмотрения спора при рассмотрении дела третейским судом не поступали (л.д. 43-49).

Не поступало от них подобного рода возражений и при рассмотрении настоящего дела судом первой инстанции.

На несогласие с рассмотрением спора третейским судом ИП Чеботарь СА. указала лишь в возражениях на частную жалобу ОАО «Сбербанк России» на определение Новоуренгойского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 4 августа 2015 г. (л.д. 117-119).

При таких обстоятельствах суду апелляционной инстанции следовало дать оценку тому, что с учетом принципа добросовестности банк при заключении договоров, при обращении в третейский суд с иском и в суд общей юрисдикции с заявлением о выдаче исполнительного листа, а также третейский суд и суд общей юрисдикции при рассмотрении дела могли обоснованно полагаться на согласие заемщика и поручителя с третейским порядком разрешения споров.

Таким образом, доводы, приведенные судом в обоснование отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, противоречат приведенным выше положениям закона и разъяснениям Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Согласно части 1 статьи 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных главой 39 данного кодекса.

Повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции

предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их

юридическую квалификацию (пункт 21 постановления Пленума Верховного

Суда Российской Федерации от 19 июля 2012 г. № 13 «О применении судами

норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих

производство в суде апелляционной инстанции»).

Приведенные выше требования закона и разъяснения Пленума

Верховного Суда Российской Федерации судом апелляционной инстанции

при рассмотрении настоящего дела выполнены не были, решение суда,

принятое с нарушением норм материального и процессуального права,

оставлено без изменения.

С учетом изложенного, а также принимая во внимание необходимость

соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит нужным отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 сентября 2015 г. с направлением дела на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Суда Ямало-Ненецкого автономного округа от 17 сентября 2015 г. отменить направить дело на новое рассмотренищв суд апелляционной инстанции Председательству/ющий Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 426 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта