Информация

Решение Верховного суда: Определение N 46-КГ15-5 от 12.05.2015 Судебная коллегия по гражданским делам, кассация

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 46-КП5-5

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 12 мая 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Кликушина А.А.,

судей Горохова Б.А., Вавилычевой Т.Ю рассмотрела в судебном заседании 12 мая 2015 г. по кассационной жалобе Хасанова Ф.М. на решение Кировского районного суда г. Самары от 29 мая 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 9 сентября 2014 г. дело по иску Хасанова Ф М к Давутову Р Н о признании завещания недействительным.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горохова Б.А., объяснения представителя истца Хасанова Ф.М. - Денисовой Х.Х., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения ответчика Давутова Р.Н., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила Хасанов Ф.М. обратился в суд с иском к Давутову Р.Н. о признании завещания недействительным.

В обоснование своих требований истец указал на то, что 11 октября 2012г. умер его брат Хасанов М М . После смерти Хасанова М.М открылось наследство и 18 октября 2012г. было заведено наследственное дело. Наследником по закону является брат Хасанова М.М. - Хасанов Ф.М При оформлении наследственных прав истцу стало известно, что 2 марта 2006г. его братом было составлено завещание, которым принадлежащее ему имущество - квартира по адресу: г. ,- а также жилые дома и земельные участки Хасанов М.М. завещал постороннему человеку - Давутову Р.Н.

Хасанов Ф.М. полагал, что при составлении и подписании завещания от 2 марта 2006г. его брат Хасанов М.М. не мог понимать значение своих действий и руководить ими.

При этом истец ссылался на то, что при жизни у брата всегда было странное поведение, до 1994г. они жили одной семьей в г.Самаре, отношения с родственниками у брата всегда были противоречивыми, в 1995г., когда их мать парализовало, она требовала индивидуального ухода, брат выписал ее из квартиры в Самаре, отправил к истцу в деревню. Посещал ее редко, но средства на содержание посылал регулярно. В это время Хасанов М.М вселил в свою квартиру молодую семью Давутовых в качестве квартирантов.

Истец указал на то, что Хасанов М.М. страдал хроническими заболеваниями, перенес несколько инфарктов, в 2005г. перенес тяжелый инсульт, лечился стационарно, после неоднократно лечился по поводу последствий нарушения мозгового кровообращения, злоупотреблял алкоголем, с 2009г. был переведен с должности директора завода на должность консультанта. В период составления завещания, по мнению истца он находился в болезненном состоянии, через несколько дней попал в стационар ГУЗ Самарского областного наркологического диспансера обращался за медицинской помощью в психиатрическую клинику г. в феврале 2006г., а также повторно в 2010г. или 2011г.

Решением Кировского районного суда г. Самары от 29 мая 2014г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 9 сентября 2014г. решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе Хасановым Ф.М. ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 3 февраля 2015г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2015г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Истец Хасанов Ф.М., надлежащим образом извещенный о времени и месте рассмотрения дела в кассационном порядке, в судебное заседание не явился, направил в суд своего представителя Денисову XX. Третье лицо нотариус Братчикова Т.К. в судебное заседание не явилась представила в суд письменные объяснения с просьбой рассмотреть дело в ее отсутствие.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, считает возможным рассмотреть дело в отсутствие Хасанова Ф.М. и Братчиковой Т.К.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит состоявшиеся по делу судебные постановления подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судами были допущены такого характера существенные нарушения норм материального и процессуального права, выразившиеся в следующем.

Как усматривается из материалов дела и установлено судом, 2 марта 2006г. нотариусом г.Самары Братчиковой Т.К. было удостоверено завещание Хасанова М.М., согласно которому квартиру, расположенную по адресу:,

- земельный участок, находящийся по адресу: , ул.,

- жилой дом и земельные участки площадью кв.м.,

кв.м., кв.м., кв.м., находящиеся по адресу он завещает Давутову Р.Н. (л.д. 46 том 1).

11 октября 2012г. Хасанов М М умер. После его смерти открылось наследство, 18 октября 2012г. заведено наследственное дело 203/2012.

18 октября 2012г. с заявлением о принятии наследства и выдаче свидетельства о праве на наследство к нотариусу обратился Давутов Р.Н. (зарегистрировано в реестре за № 2П-831).

Наследником по закону является брат Хасанова М.М. - Хасанов Ф.М заявление о принятии наследства от которого поступило 18 декабря 2012г. (зарегистрировано в реестре за № 1818). 29 апреля 2013г. Хасанову Ф.М выданы свидетельства о праве на наследство по закону на денежные вклады компенсации по счетам в Самарском ОСБ РФ (зарегистрировано в реестре за № 2-1410), на акции ЗАО « » (зарегистрировано в реестре за № 2-1411).

От других наследников заявлений о принятии наследства, выдаче свидетельств о праве на наследство, об отказе от наследства не поступали (л.д. 47, том 1).

Обращаясь в суд с настоящими требованиями, Хасанов Ф.М. полагал что при составлении и подписании завещания от 2 марта 2006г. его брат Хасанов М.М. в силу своего психического состояния не мог понимать значение своих действий и руководить ими, ссылаясь при этом, в том числе на медицинскую карту амбулаторного больного Хасанова М.М.,

года рождения, заведенную ГКУЗ «Ульяновская областная клиническая психиатрическая больница».

По ходатайству представителя Давутова Р.Н. определением Кировского районного суда г.Самары от 23 сентября 2013г. по делу была назначена судебная почерковедческая экспертиза, на разрешение которой поставлен следующий вопрос: выполнены ли подписи от имени Хасанова М.М. в согласиях на лечение от 10 декабря 2003 г., от 27 февраля 2006 г., от 31 июля 2010 г., находящихся в медицинской карте амбулаторного больного Хасанова М.М., года рождения, заведенной ГКУЗ «Ульяновская областная клиническая психиатрическая больница», на стр. 4,7,9 соответственно, самим Хасановым М.М. или другим лицом (лицами Проведение экспертизы поручено экспертам Федерального бюджетного учреждения Самарской лаборатории судебной экспертизы (л.д. 182-183, том 1).

Согласно заключению эксперта от 21 февраля 2014г. подписи от имени Хасанова М.М. в согласиях на лечение от 10 декабря 2003г., от 27 февраля 2006г., от 31 июля 2010г., расположенные в графе «Подпись пациента (или его законного представителя)», выполнены не Хасановым М.М., а другим лицом с подражанием подлинной подписи Хасанова М.М. (л.д. 7-19, том 2).

Определением Кировского районного суда г. Самары от 4 апреля 2014г. по делу была назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза для установления психического состояния Хасанова М.М. в момент составления завещания от 2 марта 2006г., проведение экспертизы поручено специалистам государственного учреждения здравоохранения «Самарская психиатрическая больница» (л.д. 79-80, том 2).

Согласно заключению судебно-психиатрической комиссии экспертов от 8 мая 2014г. Хасанов М.М. при жизни страдал хроническим психическим расстройством в форме бредового расстройства (шифр Р 22, по международной классификации болезней 10 пересмотра). Диагноз обоснован анамнестическими сведениями (с учетом данных, отраженных в медицинской документации и показаниях врачей-психиатров) о наличии в период с 1999 г. по 2010г. в клинической картине психического расстройства хронического систематизированного политематического бреда отношения преследования; эпизодически возникающих тревожно-депрессивных симптомов. Диагностическое заключение подтверждено и показаниями свидетелей, указывающими на особенности поведения подэкспертного в исследуемый период времени, обусловленные бредовой идеей. Пояснения ответчика, сотрудников испытуемого, бытовая и служебная характеристики не противоречат указанному диагнозу ввиду того, что в соответствии с критериями диагностики хронического бредового расстройства, кроме поступков и личностных позиций, имеющих непосредственное отношение к бреду, аффект, речь и поведение не отличаются от нормального.

Также эксперты пришли к категоричному выводу о том, что в момент оформления в пользу Давутова Р.Н. завещания, 2 марта 2006г. Хасанов М.М по своему психическому состоянию не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими в силу наличия хронического бредового расстройства (бредовая симптоматика искажает процесс принятия решения в целом исключает возможность адекватной оценки юридически значимой ситуации при понимании фактической стороны сделки нет возможности оценить критически ее правовые особенности и спрогнозировать ее последствия из-за погруженности в болезненные переживания, из-за нарушения процесса мышления) (л.д. 86-93, том 2).

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении исковых требований Хасанова Ф.М., суд первой инстанции отнесся критически к заключению посмертной судебно-психиатрической экспертизы, указав на то, что в нем не в полной мере отражена исследовательская часть и основания, по которым эксперты пришли к категоричному выводу о том, что Хасанов М.М. по своему психическому состоянию в момент оформления завещания в пользу Давутова Р.Н. 2 марта 2006г. не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими в силу наличия хронического бредового расстройства.

Также суд сослался на свидетельские показания и установленные в ходе рассмотрения спора обстоятельства, включая занимаемую Хасановым М.М. должность, взаимоотношения с семьей Давутовых и их длительное совместное проживание, отсутствие факта обращения наследодателя по месту жительства за психиатрической помощью, наличие у него разрешения на оружие, в связи с чем указал, что доказательств, подтверждающих, что Хасанов М.М. на момент составления завещания не понимал значение своих действий и не мог руководить ими, суду не представлено. По мнению суда оспариваемое завещание соответствовало волеизъявлению наследодателя.

С выводами суда первой инстанции согласился суд апелляционной инстанции, указав при этом на то, что заключение комиссии экспертов от 8 мая 2014г. основано на доказательствах, достоверность которых не нашла своего подтверждения при разрешении дела. Представленная по запросу суда история болезни наследодателя из ГКУЗ «Ульяновская областная клиническая психиатрическая больница» не может являться доказательством наличия у Хасанова М.М. психических расстройств, поскольку имеющиеся в ней согласия на лечение подписаны не Хасановым М.М., а другим лицом с подражанием его подлинной подписи. В связи с этим, по мнению судебной коллегии, факт обращения Хасанова М.М. и оказания ему какой-либо медицинской помощи в указанном медицинском учреждении не может быть

признан достоверно установленным, а также не могут быть признаны достоверными показания врачей, причастных к составлению названной

истории болезни.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает выводы суда основанными на неправильном применении норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения, а кроме того при разрешении спора судом не были приняты во внимание имеющие значение для правильного разрешения дела обстоятельства, что привело к вынесению незаконного решения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1118 Гражданского кодекса Российской Федерации распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания.

Согласно пунктам 1 и 2 статьи 1131 этого же Кодекса при нарушении положений данного Кодекса, влекущих за собой недействительность завещания, в зависимости от основания недействительности, завещание является недействительным в силу признания его таковым судом (оспоримое завещание) или независимо от такого признания (ничтожное завещание Завещание может быть признано судом недействительным по иску лица права или законные интересы которого нарушены этим завещанием.

Как разъяснено в пункте 21 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 мая 2012г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», сделки, направленные на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей при наследовании (в частности, завещание отказ от наследства, отказ от завещательного отказа), могут быть признаны судом недействительными в соответствии с общими положениями о недействительности сделок (§ 2 главы 9 Гражданского кодекса Российской Федерации) и специальными правилами раздела V Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 177 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

С учетом изложенного неспособность наследодателя в момент составления завещания понимать значение своих действий или руководить ими является основанием для признания завещания недействительным поскольку соответствующее волеизъявление по распоряжению имуществом на случай смерти отсутствует.

Юридически значимыми обстоятельствами в таком случае являются наличие или отсутствие психического расстройства у наследодателя в момент составления завещания, степень его тяжести, степень имеющихся нарушений его интеллектуального и (или) волевого уровня.

В соответствии с частью 1 статьи 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

В силу части 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации заключение эксперта для суда необязательно и оценивается судом по правилам, установленным в статье 67 данного Кодекса Несогласие суда с заключением должно быть мотивировано в решении или определении суда.

Пунктом 7 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003г. № 23 «О судебном решении» разъяснено что заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

В соответствии с частью 3 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает относимость, допустимость достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

С учетом изложенных норм права, заключение эксперта не обязательно для суда, но должно оцениваться не произвольно, а в совокупности и во взаимной связи с другими доказательствами.

Не соглашаясь с заключением судебно-психиатрической экспертизы суд, в том числе, сослался на показания свидетелей, по мнению которых наследодатель Хасанов М.М. в период, относящийся к составлению завещания, был вменяемым, адекватным, ориентировался во времени и в обстановке, не давал повода для подозрений о наличии у него психического заболевания.

Между тем в соответствии с частью 1 статьи 69 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации свидетелем является лицо которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Таким образом, свидетельскими показаниями могли быть установлены факты, свидетельствующие об особенностях поведения наследодателя совершаемых им поступках, действиях и отношении к ним.

Установление же на основании этих и других имеющихся в деле данных факта наличия или отсутствия психического расстройства и его степени требует именно специальных познаний, каковыми, как правило, ни свидетели, включая удостоверившего завещание нотариуса, ни суд не обладают.

Посмертная судебно-психиатрическая экспертиза от 8 мая 2014г проведена врачами-психиатрами высшей квалификационной категории с ученой степенью, имеющими стаж работы 38 и 34 года соответственно.

При этом эксперты использовали специальные познания в области психиатрии, изучили весь объем имеющихся в деле доказательств: историю заболевания, научно обосновали его развитие и течение, наличие тех или иных признаков, показания свидетелей, а также медицинскую документацию Исследовательская часть экспертного заключения составляет более 10 листов, на которых эксперты приводят исследованные доказательства описывают клиническую картину заболевания Хасанова М.М. в динамике Диагноз, который был поставлен специалистами, обоснован международными критериями диагностики психических расстройств обозначенными в МКБ-10.

Эксперты пришли к категоричному выводу о том, что в момент оформления в пользу Давутова Р.Н. завещания, 2 марта 2006г. Хасанов М.М по своему психическому состоянию не мог отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Вместе с тем суд признал достоверным заключение почерковедческои экспертизы от 21 февраля 2014г., проведенной единолично экспертом без квалификационной категории со стажем работы 5 лет, который всего лишь исследовал подпись пациента в листах «согласие на лечение». Для сравнения подписи исследуемого представлены только образцы подписей без текста и написания фамилии имени и отчества от 1999г., 2003г., 2004г., 2005г., 2010г.,2011г., 2012г., но нет ни одной подписи Хасанова М.М. за спорный период - 2006 год.

Кроме того, эксперт-графолог на момент проведения экспертизы не знала, что подписи ставил возможно психически больной человек в период обострения своего заболевания, а также не имела возможности ознакомиться с обстоятельствами, при которых ставились исследуемые подписи, так как врач психиатр А к которой обращался наследодатель, на момент назначения почерковедческои экспертизы еще не была допрошена. В постановлении о назначении почерковедческои экспертизы суд не ставит перед экспертом вопрос о возможности постановки подписи в каком-то особом состоянии (алкогольное, наркотическое опьянение, сильное душевное волнение и т.п.).

Как указал суд, выводы посмертной судебно-психиатрической экспертизы от 8 мая 2014г. в основном построены на показаниях врача психиатра А и сделанных ею записях в медицинской карте амбулаторного больного Хасанова М.М.

Между тем факт обращения Хасанова М.М. за медицинской помощью к врачам-психиатрам, кроме как почерковедческои экспертизой, ничем не опровергается. Исключать факт обращения больного в данное лечебное учреждение нет оснований, имея показания опрошенных лиц контактирующих с больным Хасановым М.М., в частности регистратора секретаря, и двух врачей этой больницы, которые видели и описали внешность и состояние больного во время встречи с ним.

Суд не принял во внимание обращение Хасанова М.М. к частнопрактикующему психиатру-наркологу М из г. Казани допрошенному в суде. Между тем, данное обстоятельство подтверждает показания истца о желании Хасанова М.М. лечиться у любого психиатра только не по месту жительства, где он занимал серьезную должность, имел водительское удостоверение и разрешение на оружие.

Таким образом, основываясь на оценочных суждениях свидетелей о поведении наследодателя в быту, суд сделал вывод о том, что наследодатель при составлении и подписании завещания понимал значение совершаемых им действий и мог ими руководить, без учета заключения судебных экспертов, сделанных в установленной законом процедуре на основании специальных познаний в области психиатрии и исходя из совокупности всех имеющихся по делу фактических данных, включающих как свидетельские показания, так и медицинскую документацию об имеющемся у наследодателя заболевании, его особенностях, развитии и течении.

Перечисленные выше нарушения норм процессуального права о порядке определения юридически значимых для дела обстоятельств исследования и оценки доказательств являются существенными, ввиду того что могли как по отдельности, так и в совокупности привести к неправильному установлению фактических обстоятельств и разрешению спора, а также не позволяют судить о достоверности выводов суда.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит допущенные судом первой инстанции и не устраненные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального и процессуального права существенными, повлиявшими на исход дела, без устранения которых невозможно восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Хасанова Ф.М., в связи с чем состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, с учетом всех установленных по настоящему делу обстоятельств и с соблюдением требований материального и процессуального закона разрешить возникший спор. Для этого суду следует обсудить вопрос о назначении по делу повторной посмертной судебно-психиатрической экспертизы, поскольку оценка психического состояния Хасанова М.М. на момент составления оспариваемого завещания требует специальных медицинских познаний и может быть произведена только специалистами психиатрами. Такие специалисты имеются, например, в ФГБУ «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского» в г. Москве.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила решение Кировского районного суда г. Самары от 29 мая 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 9 сентября 2014 г. отменить.

Дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции Председательствующий

Судьи:

Комментарии ()

    Судебная практика

    Судебная практика по статье 69 ГПК РФ

    Информация о структуре кодекса

    Карта сайта